Кисловодская нарзанная галерея

Кисловодская нарзанная галерея

Одним из уникальнейших мест Кисловодска, является Нарзанная галерея.

Прежде галерея называлась Воронцовской и предназначалась для прогулок в ненастье после питья нарзана. В южной части галереи находится колодец нарзана, над которым в крыше устроили световой фонарь.

Южный и западный фасады здания прорезаны арками, а между ними стилизованные под готику контрфорсы, над которыми возвышаются пирамидальные башенки. Весь архитектурный облик галереи выражает традиции “готического романтизма”, имевшие распространение в Англии с конца XVIII в. (автор проекта галереи — С. Уптон).

К 1880 г. к галерее с восточной стороны  сделали пристройку ванн военного ведомства, а в 1894 г. был изменен и южный фасад. И уже в наши дни турлучную пристройку заменили с юга кирпичной кладкой, облицованной плитами доломита. Внутри, убрав перегородку и зрительный зал, продлили питьевой зал и украсили его стены мраморными плитами. Кафельный пол заменили гранитным.

Напротив колоннады в курортном парке находится Лермонтовская площадка.

Это сооружение из желтого песчаника с лестницами в три марша. Внизу у главной парковой аллеи — грот, где установлена скульптура Демона (скульптор Г. Курегян).  Над гротом в круглой нише — бюст М. Ю. Лермонтова, под которым начертаны строки из стихотворения “Кавказ”.

Главной драгоценностью Кисловодска является Нарзан – прозрачный кислый источник синеватого цвета, который, подобно уникальному бриллианту, бережно укрыт под толстым стеклянным колпаком в массивной старинной галерее. Этот первоисточник дал жизнь и название всемирно известному курорту.
На основании геологического исследования местности близ источника Нарвана видный академик Г. В. Абих сделал вывод, что «Нарзан существует с незапамятных времен и, по-видимому, подвергался длинному ряду перемещении». Он считается ровесником горы Эльбрус, при образовании которой возникли трещины в доломитовых слоях, а через них на поверхность пробился и Нарзан.

Этот бурлящий кислый источник в долине с давних времен использовался кавказскими горцами. Тюркские племена называли его «Аче-су», что означает «Кислая вода», а кабардинцы уважительно звали «Нарт-сана», т.е. «колодец мартов» или «6огатырский колодезь». Доктор Ф. Гааз писал, что черкесы исстари называли источник «духом героев». Некоторые исследователи считают, что сведения о Кисловодском нарзане присутствовали уже с давних пор в русском фольклоре в виде сказки о колодце «живой воды», который находился «за тридевять земель в тридесятом царстве»
В 1717 г. лейб-медик Петра I доктор Готлиб Шобер, посланный русским императором на Северный Кавказ для осмотра Терскнх минеральных источников и поиска новых, писал, что, судя но известиям «есть в Черкасской земле изрядно кислой родник». Это было перное косвенное упоминание источника Нарзан, которое было опубликовано лишь спустя почти полвека в записках Шобера.

В 1717 г. лейб-медик Петра I доктор Готлиб Шобер, посланный русским императором на Северный Кавказ для осмотра Терскнх минеральных источников и поиска новых, писал, что, судя но известиям «есть в Черкасской земле изрядно кислой родник». Это было перное косвенное упоминание источника Нарзан, которое было опубликовано лишь спустя почти полвека в записках Шобера. Этот углекислый минеральный источник находился в 35 верстах от построенного. К осени 1783 Константиногорского укрепления, южнее пограничной реки Подкумка.

Летом 1793 г. Нарзан посетил знаменитый академик Петр-Симон Паллас (1741-1811). Он подробно описал Нарзан, который в это время находился в треугольнике, образуемом расхождением рек Козады (нынешней Ольховки) и Елкоши (нынешней Березовки), и часто заливался, благодаря переполнению рек в дождливое время. Это обстоятельство навело Палласа на мысль о необходимости отвести реку Ольховку обводным каналом подальше от источника, а старое русло оградить плотиной.

Первозданный «корытоватый» бассейн Нарзана по измерению ученого имел до 27 футов (8 м) длины и 17 футов (5 м) ширины, суживаясь воронкой вокруг главного лившегося, однако, точно в середине бассейна. Температура источника была 10oR при 16oR в воздухе. Кристально чистая вода, поднимаясь c весьма большой силой, увлекала за собой железистый песок, темный и гладкий, как зерна пороха.

Общее количество твердых составных частей, по определению Палласа на месте, равнялась 2 драхмам и 20 гранам в 16 фунтах воды. Полный же анализ сухих выпарок, явившийся первым в длинном ряду анализов Нapзана, был впоследствии по просьбе Палласа сделан академиком-химиком Т. Е. Ловицем. В своей книге Паллас предлагал назвать источник Нарзана Александровским, в честь Великого князя Александра Павловича, будущего императора России.

15 декабря 1797 г. инспектор Астраханской врачебной управы Петр Иванович Шателевич (1744- после 1803г) прислал директору Медицинской коллегии барону А. И. Васильеву СВОИ соображения по поводу использования лечебного источника Нарзана. Это донесение было представлено императору Павлу I, который, наложив свою резолюцию, передал его в Медицинскую коллегию. 8 марта 1798 г. коллегия вынесла определение, согласно которому Астраханской врачебной управе предписывалось прислать свое мнение относительно устройства укрепления и госпиталя у Кислого колодца, а пребывавшим в госпитале Георгиевской крепости аптекарю Иоганну Гернеру и штаб-лекарю Антону Левенцу поручалось отправиться к Кислому источнику и произвести исследование его воды.

С июня до середины августа 1798 г. у источника Нарзана находился командующий войсками на линии граф И. И. Морков с семейством, которого сопровождал молодой секретарь А. Ф. Ребров. Осенью этого же года Кислый источник, по указанию правительства, посетили врач Левенц и аптекарь И. Гернер, служившие в Георгиевске. Проведя необходимые испытания, 14 декабря 1748 г. Левенц и Гернер представили Медицинской коллегии обстоятельный, доклад, в котором пояснили, что по самым свойствам воды можно заключить о пользе ее врачебного применения, но для полного удостоверения необходимы более продолжительные опыты. Результатом донесения Левенца и Гернера явилось распоряжение Медицинской коллегии о введении минеральных вод в общее употребление больным расположенных на Кавказской линии.

Летом 1800 г. шеф Кавказского гренадерского полка генерал С. А. Тучков посетил Кислый источник. Он пил Нарзан, смешанный с сахаром и белым кисловатым вином. По его мнению, вода в Кислом ключе очень приятна вкусом и очень похожа на минеральную воду известного европейского курорта Спа, но содержит в себе меньше железа. В том же году Кислый источник посетил академик и камергер коллегии Аполлосович Мусин-Пушкин (1760-1805), вице-председатель Берг-коллегии, которая ведала и минеральными водами России. Он занимался поиском месторождений полезных руд на Кавказе и по заданию Академии наук внимательно осмотрел источник Нарзана. Академик Мусин-Пушкин высоко оценил значение этой лечебной воды для России и обратился к императору Павлу I с настоятельном просьбой о благоустройстве «Кислых колодцев». Император поручил генерал-лейтенанту К. Ф. Кпоррингу, командующему войсками на Кавказской линни, на месте рассмотреть этот вопрос и представить свои соображения. Нa основании негативного мнения весьма осторожного Кпорринга Павел I сделал вывод, «что издержки и вспомоществование со стороны войск для содержания сих колодцев надобные, не соответствуют той пользе, которой от них ожидать можно», и повелел «оставить предприятия сие до удобного времени».

В 1802 г. особая ученая экспедиция из местных штаб-лекарей Гординского и Л. Крушневича и аптекаря Швенсона обследовала Нарзан и снова подтвердила его высокие лечебные свойства. Их мнение стало решающим.

По указу молодого м решительного императора Александра I в 1803 г. было заложено Кисловодское укрепление близ источника. Это событие и стало актом формального присоединения Кисловодской долины к России. В следующем году был осуществлен проект Палласа защиты Нарзана от ежегодных паводков. За счет сооружения обводного канала и плотины в 1814 г. было изменено русло реки Ольховки, проходившее ранее близ Кисловодского источника, у которого был сделан дощатый помост. Однако последующие ежегодные наводнения из-за проливных дождей несколько раз срывали плотину на старом русле и заносили бассейн нарзана землей, мусором и песком, отчего приходилось часто расчищать его. Вообще история освоения Нарзана — это история борьбы с наводнениями коварной горной речки Ольховки, которая и доныне продолжает проявлять свой непокорный характер.

В связи с возросшим числом посетителей Нарзана штаб-лекарь Иоганн Геннуш рапортовал в 1811 г. в Петербург о необходимости срочного благоустройства драгоценного источника и нового курорта. Правительство предписало Кислый источник «вычистить и возвысить ограду колодца, сделав ее из дикого камня, дабы воспрепятствовать втоку в оный посторонней воды и нечистоты разного рода».
По распоряжению кавказского гражданского губернатора Я. М. Брискорна летом 1812 г. губернский архитектор С. Д. Мясников с наемными каменщиками и плотниками из Георгиевска соорудили первый бревенчатый сруб Нарзана и произвел забутку вокруг него; а к началу следующего лета (1813 г.) они обделали окружность овального колодцa плитным камнем и помостом из сосновых досок. Мясников указал, что «поставил сруб не на средине бывшего первобытного источника, но к западному краю оного. Вода, окружавшая сруб, была насыпана землею, отчего источник изменил первоначальное свое положение». Позднее появляется своеобразный водяной фильтр, ограда и особый столбик, на который «водопойцы» вешали свои драгоценные стаканы на шелковых шнурках.

Харитон Шеверев, посетивший КМВ в августе 1822 писал: «Для внутреннего употребления воды (Нарзана) надобно иметь стакан, который привязывают к палочке так, чтобы он висел па аршин от опой. Вода находится в продолговатом колодце, поверхность кипит и покрыта пеною. Зачерпнув стакан воды, пьют одну пену, а остальную воду выливают в чаны, поставленные у источника…» Другое описание Кислого колодезя сделал посетитель И. Радожицкий летом 1823 г.: «Колодезь огорожен и пнде овального бассейна сажени полторы (3,2 м) в большом диаметре. Чтобы вода, по силе своей клубясь и мешаясь с песком, не была мутна для пьющих, то сделан и оассспнс па глубине двух аршин (1,5 м пол с отверстиями (в виде решета). Теперь вода, проходя отверстия, довольно чиста, синеватого цвета, всегда клубится, пускает пузырьки брызги, как будто кипит…».

К летнему сезону 1824 гг. новые архитекторы Вод — братья Бернардацци прочистили и немного перестроили бассейн Нарзана. Они заменили обветшавшие- верх бревна старого, «Мясниковского» сруба, который теперь приобрел выраженную восьмиугольную продолговатую форму и был обнесен невысокой деревянной решеткой. П. Н. Савенко в 1827 г. писал, что обновленный сруб имеет водохранилище 3.5 метров в длину, ОКОЛО 2 метров ширины и глубину до 3,5 м, и «наполняется водою до самого равнины». В это время Нарзан давал 160 тысяч ведер воды в сутки.

В 1832 г. архитекторы Бернардацци полностью разобрали старый сруб, созданный 20 лет назад лет назад, и по своему проекту выстроили над источником Нарзана новый капитальный шестиугольный «деревянный колодец, (около 3 метров в диаметре с перилами возле него каменный побочный бассейн (для избытка воды)», истратив на это 1,5 тысячи рублей ассигнациями.

По описанию новый сруб сделан из сосновых брусьев и покрытдосчатым помостом с двумя «лядами» (щитами или ставнями). В плане конструкция имела форму двух продолговатых шестиугольников, внутреннего и внешнего основные размеры «Мясниковского» сруба. Сам колодец, ограда и досчатый помост имеют шестиугольную форму. Колодец был обнесен 6 тумбами с оградою(меньший шестиугольник

Возможно, при постройке бульвара в 1836-1837 годах большая площадь вокруг источника была очищена от травы и засыпана толстым слоем крупного песка с галькою. Современник М. Ю. Лермонтова П. Хицунов писал в 1840 г.: «Ключ Нарзана прекрасно обделан в виде колодца, в котором, подобно искрящемуся шампанскому, шумит и быстро клубится драгоценная влага, разбиваясь на тысячи жемчужных брызгов или рассыпаясь прекрасными алмазными звездами». Этот колодец «лермонтовского времени» запечатлен на рисунках Бебеля (1839), Мейера (1843-1844) и Тимма (1849). Он прослужил около 20 лет. В это время некоторые посетители предпочитали пить Нарзан, смешивая его с шампанским, кахетинским или с донским вином. Весной 1851 г. перед строительством каменной Нарзанной галереи зодчий С. И. УПТОН разобрал прежний сруб и поставил на его место новый, сохраняя общую конструкцию колодца, сделанную Бернардацци.

В 1891 году в решетке была сделана дверца для удобного погружения в воду креста во время водосвятия. Некоторые посетители подолгу стояли у решетки колодца, как зачарованные, наблюдая непрерывное бурление могучего Нарзана. Композитор М. А. Балакирев, посетивший Кисловодск летом 1862 г., писал своему другу об источнике Нарзана: «Один вид его уже приятен: бассейн, устроенный в колодце, очень широк и до самого верха наполнен шипящей водой, страшно изобилующей углекислотой; пена журчит, а если вы бросите туда полтинник, вода выбрасывает его назад… Я люблю стоять у Нарзана и смотреть на его сердитую пену, чувствуется элемент силы, а все сильное меня притягивает…». В 1863 году северная часть колодца Нарзана, где сильнее вырывался газ и затем по цинковым трубам подавался в комнату для приема газовых ванн. К 1873 году Нарзан давал 120 тысяч ведер воды и сутки.

Крупное наводнение 13-14 мая 1890 года сильно занесло источник Нарзана илом и грязью. На некоторое время источник прекратил свое «вечное клокотание», пока примитивное размешивание не дало Нарзану возможность промыть самого себя.

УПТОНОВСКИЙ колодец прослужил более 40 лет. 11 августа 1893 г. произошел первый провал почвы и пола галереи с юго-восточной стороны колодпа Нарзана, ближе к засыпанному еще в 1812 г. месту выхода первобытного источника. Источник ушел в сторону от колодца. Воронку попытались насыпать, но вскоре на том же месте опять произошел обвал. Осенью 1893 г. новый старший горный инженер КМВ Клементий Франциевич Ругевич (1859-1911) начал полномасштабный каптаж источника Нарзана, который был завершен 1-4 мая 1894 г. Глубина колодца достигла 6,5 метра. Однако выход углекислоты источника заметно понизился — уменьшилось «кипение» источника. Согласно начальному эскизному проекту колодец должен был получить прежнее оформление в виде ажурной ограды. Однако в итоге был создан новый каменный колодец, а надкаптажное устройство получило беломраморную внешнюю отделку восьмигранной формы и мраморные лестницы, а летом 1895 г. года были установлены новая ограждающая каптаж ажурная решетка и «колокол» для сбора углекислого газа.
Над каптажным колодцем Нарзана был водружен перед открытием сезона 1896 г. высокий стеклянный колпак с железным остовом «с целью предохранения источника от загрязнения пылью во время ветров и в видах предупреждения по галерее выделяюшегося с поверхности вредного для дыхания углекислого газа». Наливалась минеральная вода в стаканы работницами-источницами (шутливо их называли «нимфами») из наружных кранов в виде львиных голов, расположенных ниже уровня воды в колодце. После каптажа источник Нарзана был укрыт временным легким деревянным павильоном, который после ремонта каптажа в 1908 г. был заменен новым деревянным шатром с 4 внутренними колоннами на каменном основании, и восстановлен массивный кирпичный портал. В 1896 г. модель каптажа Нарзана в 1/6 натуральной величины была представлена на Всероссийской выставке в Нижнем Новгороде. Однако вскоре проявились недостатки неправильно сделанного каптажа – вода источника стала заливать пол вокруг колодца. В 1900 г. началось просачивание Нарзана через стенки колодца, начались ежегодные ремонты. В мае 1903 г. сильное наводнение очередной раз повредило каптаж Нарзана. В 04-1905 годах ремонтными работами руководил горный инженер А. Н. Огильви. Однако коренных изменений они не дали. В 1907 г. произошел новый провал пола у источника Нарзана, а в начале 1908 г. дебит Нарзана в каптажном колодце начал катастрофически сокращаться.

4 марта 1908 г. младший инженер И. М. Пугинов был назначен Директором КМВ главным производителем работ по ремонту существующего каптажа источника Нарзан по его же проектам, одобренным в министерстве. Для выполнения требуемых работ в марте 1908 г. были вызваны водолазы из Кронштадта. Они прибыли в Кисловодск 15 марта. В группе командированных были инженер-технолог поручик Ф. М. Соколовский, кондуктор С. Ф. Чекарев и старший квартирмейстер водолаз Седлов. 16 марта поручик Соколовский спустился первый раз на дно
колодца, на глубину 6 м. Водолазные работы были завершены 24 марта. Удалось, не изменяя колодца, усовершенствовать сам каптаж. Вокруг колодца было забито глиняное кольцо. В мае 1908 г., к открытию курортного сезона, был установлен новый стеклянный купол над источником Нарзана. Для местных газет каптаж кисловодского Нарзана был главной темой года.

Работы были продолжены и в 1909 г. Ныне в общем виде сохраняется надкаптажпое устройство, сделанное в 1908-1909 гг. В середине 1920-х годов с южной стороны колод па была сделана внешняя траншея,
огражденная ажурной решеткой, чтобы увеличить число обслуживаемых посетителей. На вершине стеклянного колпака каптажа был установлен фигурный светильник. После Отечественной войти утраченная металлическая решетка вокруг каптажа была заменена на каменные бордюры. В 1990-x годах был сооружен новый стеклянный колпак для каптажа.

Еще в 1894 г. с западной стороны колодца Нарзана был устроен отдельный бювет для простого народа, куда минеральная вода поступала по трубам. В 1901 г. бювет «Народный» был расширен, помещение его облицовано тесаным кисловодским камнем, а пол выложен метлахскими плитками. Для спуска к нему были сделаны ступени из тесаного камня. Бювет с тремя никелированными кранами имел в длину 2 сажени, в ширину 1 сажень и глубину 0,75 сажени, и был обнесен с двух сторон проволочной решеткой. Для освещения народного бювета на двух каменных столбах были установлены электролампы. В 1920-х годах «Народный источник» был перестроен и расширен по проекту архитектора П. П. Еськова в стиле конструктивизма и ныне находится на прежнем месте.

Колодец Нарзана до 1925 г. был единственным источником в Кисловодске.

В 1927 г. близ источника Нарзана был устроен отдельный каптаж с бюветом Доломитного нарзана имени А. Н. Огильви, открывшего его двумя годами ранее. А позднее, в 1934 г., им же был открыт Сульфатный, или Пестроцветный, нарзан (буровая скважина №8). Ныне бюветы этих источников в виде питьевых автоматов удобно расположены в общем зале Нарзанной галереи.